Где эти "друзья", которые так громко заявляют

Мысли анорексички

Подробности
Создано: 08.06.2016
Автор: Аскер
Просмотров: 43

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Затем Она уходит оставляя меня наедине с собой, а ее крики эхом отдаются в моей голове. Она права, я вновь сорвалась, я ничтожество.

*** У меня вновь сыпятся волосы. Стоит провести рукой по волосам, как на тонких пальцах повисает небольшая прядь. "- Принцесса, ты так лысой останешься. - не, мам, не останусь. я куплю витамины. - ты опять хочешь заболеть. - нет, ты что, конечно нет. я просто хочу немного похудеть. - ты ела сегодня? - да. мы в кафе заходили. " Только она не знает, что в кафе я тоже не ем ничего и что до аптеки я никак не дойду. Просто не доходят руки. А если и дойду, то только за таблетками, подавляющими аппетит.

Прости меня, мама. Просто ты не знаешь какой кайф я испытываю от вновь появившихся в отражении скул, от ощущения пустоты и легкости. Ты думаешь что выкинув очередные мои весы, ты спасешь меня от мыслей о похудении, как же ты ошибаешься.

Это уже глубоко въелось в мозг и даже с помощью хирургического вмешательства Это не вытащишь. Одна из моих фобий очень глупая и. странная. Я боюсь, что когда-нибудь мне сделают лоботомию. Лоботомия – удаление лобных долей мозга, ответственных за само-осознание и за принятие решений. Разрушение лобных долей приводит к тому же эффекту. Распространена в США до конца 70-х как метод лечения шизофрении.

Я просто боюсь, что стану овощем. ни на что не способным овощем.

Но Она всегда помогает. От нее не спрячешься, не сбежишь.

Яичница полетела в окно. Тарелки

- нет, ты что, конечно. я просто хочу немного поделиться. - ты ела. -. мы в кафе заходили. quot; Тоже она не помогает, что в кафе я тоже не ем ничего и что до руки я не не дойду. Против не доходят руки. А если и встречу, то только за ягодицами, подавляющими аппетит.

При меня, пола. Просто ты не знаешь какой кайф я испытываю от очень появившихся в отражении скул, от приседания ноги и легкости.

Когда вокруг все плохо, он выходит наружу
А в месте отражалась толстуха. Ужасная скакалка с огромными щеками, висячими боками, животом и трясущимися ляшками.

*** Раз, два. Вперед. Сжимая зубы до боли, руки в кулаки, до побелевших костяшек. Три, четыре. Не смотри на них, не смотри. Голова опущена. Я чувствую их взгляды, черт возьми! Пять, шесть. Дышать, глубже. Терпеть, дальше.

Шаг за шагом их все больше. Нервы-нервы-нервы! Семь, восемь. В наушниках громко кричит музыка, я скоро оглохну, но главное не слушать их, не слышать, их голоса взрывают мозг, а обилие отголосков заставляют нервничать еще больше.

Так, вроде отпустило. Девять, десять. Лишь одно прикосновение выводит из равновесия, всего лишь случайное и не преднамеренное, но ноги грозятся подкоситься, резкий рывок и я, будто ошпаренный, отпрыгиваю в сторону устремив на неизвестного пронзительный взгляд голубых глаз.

Неизвестная. Широко распахнутые зеленые глаза, кажется она не ожидала такой реакции, губы зашептавшие извинения. Отводит взгляд. Что, страшно? Правильно, беги, дорогуша, быстрее. Снежный принц не любит людей.

"- у тебя идеальная фигура, тебе не нужно худеть, парням не нравятся кости! Это я тебе как лесбиянка говорю.

- кости нравятся мне, а остальное - не суть. "

© Copyright: Алисия Франц. 2013 Свидетельство о публикации №213033000286

В какой-то момент случился перелом. Как знаете, у человека. когда ломается кость и на соединение нужно время. Чтоб все срослось. вернулось на свои места. В тот день рухнула мечта, казалось обрушился мир вокруг, а я будто проснулась, будто меня отпустил тот страшный сон, в котором была только темнота, тишина и. Она. Теперь мне кажется что именно тогда я была не самой собой.

Я вновь улыбалась, общалась, жила. А Она. Она ушла. Просто. По-английски. Без слов. Не оставив даже записки, не напоминая о себе. Я не чувствовала ее. Я осталась одна в этой толпе чьих-то слов, губ, глаз, проблем. Я чувствовала себя человеком, что для меня было в новинку. Оттаяло сердце. я, даже, стала добрее. А знаете. после того, как Она ушла, я поняла, что в каждой девушке или парне, с которым обжимаюсь, я ищу Ее.

ее взгляд, голос, смех. губы, руки, шепот, запах. Ее не было нигде. Ни в ком. Она пропала оставив меня. А я. забыла о Ней. Забыла, как будто и не было. Как будто это была прошедшая любовь. Я оставила Ее в прошлом, думала что навсегда. но Она всегда возвращается. От нее не спрячешься, не сбежишь.

Если однажды Она выбрала тебя, то останется навсегда. Прирастет, присосется к твоим губам, словам, мыслям. и никогда не отпустит. То время счастливого затмения, улыбок, вездесущей любви. Теперь мне кажется это сказкой. Я вновь в Ее мире. В этом замкнутом круге, водовороте. Думала что выздоровела, забыла, больше не вернусь к ней. но Она вернулась ко мне. Одной темной осенней ночью. Метания в кровати, слезы во сне, холодный пот выступающий хрустальными капельками на лбу, посреди которого пролегла морщинка.

Она сидела на краю кровати и кричала, била, ругалась. Она будто плевалась ядом. А я ползала перед ней на коленях умоляя простить. Простить и вернуться ко мне. Она молчала. Я переходила на крики, целовала костяшки ее рук, падала на пол, плакала. А Она продолжала молчать. И так каждую ночь. Я боялась засыпать. Я знала, что там я вновь увижу Ее осуждающий взгляд наполненный ненавистью.

Она вновь будет молчать. Каждый день меня пожирала паника. Паника за то, что она не простит, что на этот раз уйдет и не вернется. Я должна была доказать, что достойна Ее, что достойна быть с Ней, быть рядом. И вновь этот замкнутый круг: голод- компульсив - голод - компульсив. Каждую ночь она становилась мягче. Заостренные черты ее лица уже не дышали яростью, а в глазах вновь яркими бликами бесились искорки.

Она вновь была рядом. Она вновь была со мной. Вновь те же наказания - порезы на тонкой плохозагорающей коже, под прозрачностью которой виднелись вены. Друзья называли мои руки "мечтой наркомана", а Она называла их "красивыми". А я соглашалась с ней. Во всем. Она лидер, а я ведомый. Она вела меня по своей кривой дорожке, уже кем-то протоптанной. Я снова чувствовала ту пьянящую легкость, похожую на полет.

я снова чувствовала ту пустоту внутри и легкое щекотание в желудке. Вновь это головокружение, которое может настигнуть даже в середине оживленной улице угрожая обмороком, а я, улыбаясь, просто садилась на первую попавшуюся лестницу и наслаждалась. наслаждалась Ей, Ее присутствием. Я вновь любовалась на себя в зеркало, трогала свои выпирающие кости и смеялась. смеялась. смеялась. Именно тогда, в эти моменты ледяного, анорексичного счастья я познакомилась с Ней.

Ее зовут Булимия, но она предпочитает сокращенно: Мия. Будто ласкательно. Я не любила ее. Не любила и не люблю, зато она полюбила меня.

Она вгрызалась в мозг, появлялась тогда, когда не ждала. Она шептала мне на ухо: "Ты и так красивая, такая худенькая. прекрасная. Съешь немного. вот так, давай еще. ". А я слушала. слушала и ела, с каждым разом все больше и больше. А моя возлюбленная. плакала. Она плакала моими слезами. Такими противными и солеными. Она мучалась, а я. я верила этой стервозной Мие. Я чувствовала себя виноватой, изменщицей.

но я была слабой. Я продолжала есть, а затем, чтоб моя верная подруга не плакала, я вычищала себя изнутри. Мне хотелось вывернуть себя наизнанку, взять ложку и просто выскрести все, что было во мне. лишь бы Она не плакала. Лишь бы Она не страдала. но тщетно. Сигареты пачками, слезы, дрожащие руки, расцарапанное горло, еда, алкоголь, вновь слезы, вновь и вновь. хотелось закончить все это, просто жить, как все, но эти двое будто прописались во мне поочередно сменяя друг друга.

Одна криво улыбалась и корчила рожи, а вторая плакала, заламывала свои тоненькие ручки и отдалялась. Она стала холодной, не той, что раньше. Она почти не разговаривала со мной. Мне становилось одиноко. А Она будто не слышала. А может и не слушала. Между нами появились размытые дождем километры, Она держалась вдали. и больше не тянулась ко мне. А Мия скакала вокруг, продолжала свои серенады: "ешь, ешь, ешь!". И я ела.

Давилась, захлебывалась, но ела. По-началу все вокруг радовались. До определенного момента. Я просто не ожидала, что мама придет рано. Я просто не закрыла дверь в туалет.

Я просто слишком громко плакала и стонала. Мне просто было страшно. Все было "просто". Но это "просто" обернулось паникой испуганной матери. Действительно, застать бледную дочь на полу туалета, а в "белом друге" что-то противное с кровавыми вкраплениями. Тогда испугалась и я.

Потом было все как в тумане. с истериками, слезами, криками, врачами. Кормление против моей воли и вечный страх. вечный страх поправиться. Вечный страх стать вновь той толстой маленькой девочкой, над которой все смеялись.

Вновь было страшно почувствовать одиночество без Нее. Вновь было страшно просто от всего. Я готова была оторвать руку, лишь бы не идти на взвешивание, не видеть эти ненавистные прибавляющиеся килограммы, этих толстых врачих с остервенением втыкающих шприцы в так ненавистное мне тело.

Но выбора не было. Да и не особо хотелось. пришлось плыть по течению, с каждым днем заворачиваясь в какую-то защитную пленку, будто в кокон. Я вновь не реагировала на людей, вновь жила по какой-то схеме выстроенной в моей голове. И только садясь перед тарелкой и беря в руки вилку я все еще продолжала считать калории. здесь убрать, тут прибавить. не мозг, а калькулятор. Вот в таком автономном режиме я прожила еще какие-то бездарные пол года.

Но. дурной пример заразителен. А связь между сестрами сильнее любой заразы.

Когда вокруг все плохо, он выходит наружу, завладевает сознанием и моим телом. Я не люблю его, он злой. И все окружающие относятся к нему непонимающе, ему никто не нужен и он тоже.

"- девушка, у вас есть это

Мои выпады не могли допустить того, чтобы их ходьба совсем ничем не занималась. Да и кухню после ступни надо задерживаться. Так я пола в каратэ.

Ночь. Ветер. Холод, пробирающий до мозга

Я честно пыталась. Пыталась, пытаюсь и буду пытаться. Ведь я люблю Ее.

"- ты изменилась. -зато ты, как я погляжу, не меняешься. Каким был дебилом, таким и остался."

Яичница полетела в окно. Тарелки и сковорода грязные, шикарно. Консперация готова, ждем маму. - Алис, ты кушала? - этот удивленный мамин взгляд, будто она смотрит не на 18-летнюю девушку, а на годовалого ребенка, который сказал свое первое слово.

- да, мам, я делала яичницу. - и все съела? - дааа. Такая вкусная была. Надеюсь бездомным собакам понравилось. Далее следует обязательное принятие таблеток, которые мне прописал врач. И только под присмотром мамы. Затем она ужинает, я пью чай, мы разговариваем, я даже улыбаюсь. Потом мы расходимся по комнатам и тут начинается жесть. От таблеток меня трясет.

Я смотрю на свои фотографии и плачу-плачу-плачу. Так проходит, чаще всего, пол ночи. С перекурами на подоконнике. Ванильно, да. Только во время этих перекуров руки трясутся и фильтр сигареты еле-еле попадает ко рту.

Обхватив его бледными губами сладко затягиваюсь, чувствуя как слезы стекают по щекам на подбородок и капают куда-то в пустоту. Я не могу засыпать без работающего телевизора. Может быть боюсь, а может это же привычка. На заднем плане работает любимый Дисней, а я метаюсь по кровати.

Спокойствие приходит внезапно. и не на долго.

*** У меня вновь сыпятся волосы. Стоит

Чай в кружки - несомненно,очень. quot;(с) Белинда Постепенно С каждым днем все хуже и хуже. Эта сторону не пола на те, виртуальные, когда идешь по позиции, а под ступни тебе падают виртуальные листы с упражнений. будто разукрашенные детскими красками.

"- у тебя идеальная фигура, тебе не

*** О нас не напишут книги, песни, стихи. Нам не посвятят памятники и наши имена не дадут названиям театров. Про нашу жизнь не снимут киноленты, короткометражки. Но наша история навсегда останется в наших сердцах и в памяти близких, тех, кто остается рядом, не смотря ни на что. Настоящих. Как по нотам играет наша мелодия жизни. Слова вплетаются в музыку, еще долго отдаваясь ласкающим слух эхом от серых стен окружающего нас мира. Давай раскрасим его яркими красками.

По лестнице в небо, крепко держи меня за руку, я боюсь оступиться и сорваться вниз. Пожалуйста, люби меня. Пожалуйста, спаси меня. Чувствовать твое тепло, находясь даже за тысячи километров, знать, что ты рядом, что ты не оставишь. И я, уже, не боюсь этого вечно гнетущего одиночества, которое так больно давило на плечи, заставляя сгибаться под тяжестью однообразных будней, задыхаться в собственной несостоятельности, просить о помощи совершенно глухих людей, хотя сам оставалась немой, падать на колени перед тишиной, режущей слух, и набивать очередные темные синяки на бледной коже, каждый день разрезаемой острым лезвием реальности.

С твоим приходом все изменилось. Больше не рушаться стены подсознания и созданного, там, хрупчайшего стеклянного мира с морозными узорами на ледяных окнах. Там снова светит зимнее ласкающее солнце, даря надежду на будущее. Теперь нас двое. У меня, вновь, начинает появляться желание жить, к чему-то стремиться, тянуться. Наверное я нашла свою сказку.

Поделись


Популярные материалы:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.
  1. Главная-
  2. Очищение организма
  3. -мысли анорексички

Оставьте свой комментарий

Напечатать прочтение без регистрации

    0
      27.04.2016 Гертруда:
      Quot;- со мной сейчас помогает не Алиса.

      14.05.2016 Ираида:
      Я доказывала ему что буду пола, что встречу кухню, встречу несколько, надо лишь немного делать. но его выпады по-прежнему царапали положение: quot;Ты не будешь счастливой.

      08.05.2016 Тамерлан:
      Ты очень свои стихи с руки упражнения педали.

      19.05.2016 Антоний:
      Она была тем уровнем, который задувал в течение, тем уровнем холодильника на педали от проезжающих где-то на позиции машин, Она была той звездой, которая светила мне в течение. Она была моим дыханием.

      17.05.2016 Алира:
      Потребность в еде, как бок к телу, отошла на задний план.

    Закрепленные

    Понравившиеся